Return Remembrance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Return Remembrance » Флеш » открываю, безумная


открываю, безумная

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: fleur and helena
Коротко: Вам конечно бы вряд ли пришло в голову отправится в заброшенный парк одним летним вечером, и, конечно же, вы бы вряд ли нашли там старую уличную сцену, и в таком месте к вам, конечно же, не подошёл бы странный, холодный и необщительный незнакомец. Но вы же не заплутавшая в городе мёртвых душа, так ведь?

0

2

Раньше в театре всегда собиралось много народу. Перед началом представления в зале было шумно, а вы с театральной труппой прятались за кулисами, готовясь к представлению. Ты выходил на сцену, каждый раз снова и снова, безупречно играя свою роль.  Ощущение эйфории от того, что вам рукоплещет зал, что все усилия не напрасны, что людям искренне нравится то, что ты делаешь. Неописуемо, не правда ли?
Сегодня Хелен была особенно спокойной. Ей не хотелось тормошить очередных контракторов своим визитом, не хотелось  мешать и душам. А одиночество уже настолько внедрилось в её жизнь, что уже не так сильно тяготило. Места, в которых так мало народу всегда притягивали её.  Когда никого нет вокруг, только тишина. Хотя порой она и пугает.
Блондинка направляется в заброшенный парк. Тут практически никогда не бывает народу. Всё поросло травой, а лавочки, качели, и прочий присущий парку интерьер уже изрядно пошарканы. В этом парке, где-то ближе к его середине, находится уличная сцена. Она совсем небольшая, а напротив неё только рядом 5 скамеек. Видимо, когда парк ещё был действующий, тут устраивали небольшие представления по вечерам. Хел иногда приходила сюда, она могла просто сидеть на скамейке и смотреть куда-то вдаль, а могла пытаться что-то играть на сцене. Отголоски прошлого. Конечно, эту сцену не сравнить со сценой театра, в котором выступала девушка, но всё же, даже в таком месте, чувство ностальгии одолевает тебя с головой. Ты не можешь противостоять ему, совсем.
Хел любила играть роли. Да что говорить, она до сих пор это любит. Но не каждый умеет надеть на себя маску кого-то другого и сделать это так, чтобы те, люди что сидят в зале и смотрят на тебя, чтобы они не поняли что перед ними Хелен Эванс, чтобы они видели какую-нибудь другую девушку, с совершенно иной судьбой, пережившей совершенно иное.  Ты словно сам становишься кем-то другим. Словно на какое-то время пускаешь в своё тело чужую душу, а она, со всей эмоциональностью и трепетом, показывает тебе какой-то момент из своей жизни.  Даже сейчас Хелен до сих пор играла все эти роли. Вот она маленькая, испуганная девушка, которая боится даже слово сказать и прячется ото всех и вся. А через пять минут уже другая, дерзкая, довольно грубая, взбалмошная, на каждое слово ответит 10 и будет этим крайне довольна. А потом как будто маленький ребёнок, которому нужны игры, как можно больше игр, который яро и жадно ищет как и с кем он бы мог поиграть на этот раз. И таких ещё очень и очень много. Все они живут в сознании Эванс и довольно редко уступают место ей настоящей, хоть всегда и прислушиваются к тому, что говорит душа.
Привычный уже пейзаж. Блондинка садиться на одну и скамеек и запрокидывает голову вверх, смотря в небо. Тишина вроде бы не давит, но почему-то вызывает неприятное чувство внутри. Своего рода скрежет по душе.  Хел больше не хочет его терпеть, это же так раздражает.
Эванс выходит на сцену, парочка уверенных шагов, она поклонилась своему невидимому зрителю. О да, это всё до жути глупо,  но ей плевать. Какое ей теперь дело до всего остального? Сегодня хочется прогнать тишину. Отогнать подальше эту мелодию воспоминаний.  Она пока ещё не начала, пока лишь стояла и улыбалась кончиками губ, чувствуя как кожу охлаждает прохладный ветер.  И снова тишина.  Хелен ведь и актрисой-то толком и не была, что ты успеешь за 18 лет? Пол года в театре –маловато. Но это было главным увлечением Эванс.  Хотя нет, ещё она играла на фортепьяно, но только узкому кругу людей. Правда вот любимого музыкального инструмента в городе мёртвых было не отыскать.  Поэтому эта сцена сейчас  - своего рода способ вернуться в прошлое.
Не хотелось играть какую-то определённую роль.  Хелен просто цитировала реплики любимых героев, она даже  никогда не играла этих людей на сцене, просто помнила то, что они говорили и, что называется, пробовала на вкус. Порой получалось скомкано, довольно глупо. Но не так уж и беспокоит, верно же. Всё это время блондинка перемещалась по всему периметру сцены, иногда делая лёгкие взмахи руками в такт словам, которые говорила.  После, сие занятие девушке надоело, и она села на край сцены, свесив ноги вниз. Закончить всё нужно было обязательно репликой какой-нибудь всем известной героини, даже им которой уже говорило бы о многом.
- Прощай! Не знаю,
Увидимся ли вновь. Холодный страх
Пронизывает кровь.

Хел подумала, что как только она замолчит, тишина снова вернётся и будет напоминать о себе своим беззвучием. Но нет, в этот раз что-то помешало ей. Или всё-таки кто-то?

0

3

Куда глаза глядят, куда ноги идут - Аллан идет, словно зачарованный невидимыми эльфами и нимфами леса, их объятия такие хрупкие, что боишься сломать. Эльфы смеются и улыбаются - держат путника, словно в забвении и ведут по своей дороге неизвестно куда. А может они просто играют - подобные существа любят таким заниматься. Завлекать своими песнями в неизвестные места, и оставить его с собой. Навсегда. Эльф кричит, голос раздаться в наушниках, в другом слышится голос еще одной девушки - краси~иво.
Ненароком начинаешь подпевать,  шагая по земле,  словно по зефиру, ища на ней какие-то плиты, видимые лишь тебе одному, воображая, что это - препятствия.
Уставший парень после очередного обхода города в поисках портала - опять увенчалось неудачей. Почему так обидно? И больно.
Альбинос делает последний глоток соды, что держал в руке и, соответственно, допивал - любимый клубничный вкус. От расстройства вперемешку со злостью, он сжимает банку до хруста и до состояния, когда она согнется пополам, затем закидывает в первую ближайшую мусорку.
Эльфийская рукопись все играет, эльфы все поют. Эпидемия, так хорошо - что ни минута, так новое ощущение радости. В каком-то смысле, это помогало отвлечься от постоянных неудач, что сопутствовали близнецам в последнее время.  На радость, что он эту линию никому не навязывает.
Куда меня черти занесли?
- Вот же, - буркнул себе под нос Флёр, осматриваясь;  по виду напоминал старый парк в смешение с детской площадки - лавочки, деревья, карусели, небольшая сцена неподалеку. Здесь довольно тихо. Порой, слышаться щебетание птиц, пролетающих поблизости. Как будто эта часть умерла вместе с городом, и никто о ней не помнит. Ну, разве не прекрасно?
Аллан зевнул и сел на веранду какого-то домика - тот был больше него раза в два, окруженный разрушенными досками, игрушками и кусочками отвалившейся красной краски.
Потрясающе,- только и промелькнуло у него в мыслях, когда тот начал прикладываться на пол крыльца и подкладывать свой рюкзак под голову. Тишина, сон…  за сегодня он так вымотался, что стоило только найти, что подложить под голову, и можно было отрубиться в любом достаточно тихом месте  на неопределенный время(в таком случае, даже рука очень может сослужить подушкой).
Представьте столь райскую ситуацию: вы впадаете в камеру сна, что по ощущениям как райская подушка и перезарядка батареек, благодаря чему вы не выглядите как селедка, вышедшая из воды, барахтающаяся из стороны в сторону. Вы не спали двое суток, глаза болят от напряжения, пустой желудок и усталость, резко наваленная не только на плечи, но и на глаза, словно заставляя их закрыться. Все становиться делать тяжело, ты словно выпадываешь из реального времени. Хотя, как, из реального. То время и так уже было давно потеряно.
"Наконец я могу выспаться" - мог думать Аллан с улыбкой на лице. Мир снов, столь редкий и являющиеся далеко не каждому.
Понемногу погружаешься в сон, сладкую дрему, и тут...
- Прощай! Не знаю, - слух режет очень громкий голос, доносившейся где-то рядом, пробуждает, словно ведро холодной воды на утро жуткой ледяной зимы. Это, конечно, можно было ассоциировать с чем-нибудь другим, но смысл вышел один - раздражение.
Какого хрена так орать?!
- Я сам не знаю кому прощай устрою, если он сейчас не заткнется. - но звук не прекращался. Наоборот, даже стал громче.
- Увидимся ли вновь. Холодный страх - Флёр довольно быстро бежит на этот доставучий голос, как будильник, который следует отключить, чтобы он утро не портил.
Пронизывает кровь.
Авелин подходит к заброшенной сцене, довольно медленно обходя ее вокруг направляясь к скамейкам, которых, собственно, было-то штук пять. Он кидает рюкзак на одну из них, зевает и с раздражением смотрит на виновника торжества – какая-то девчонка, сидела на сцене, трясла ногами и что-то еще бормотала себе.
- Ты что тут разоралась?

0

4

Представьте себе хоть на минуту ситуацию : вы находитесь в месте, тихом, удалённом, это своего рода ваш мир, в который никто не может проникнуть, никто не может нарушить уже складывающийся ход событий. Вы даже и на секундочку не представляете, что кто-то помешает вам, выведет из мира собственных грёз и раздумий. Обычно люди пугаются, когда кто-нибудь вот так вот резко появляется перед ними – но только не Хелен. Кончики губ блондинки расплываются в довольной улыбке. Эта улыбка не приятельская, даже не дружеская. Так обычно улыбаются тот, который наконец-то дождался своего заветного приза, своей награды.
- Ты что, динозаврик? Перед тем как что-то спрашивать, полагается представиться и поприветствовать собеседника. – наверное сейчас на её словах сказывалось то самое спокойное настроение. Хелен не так уж и часто доводилось с кем-то общаться. Обычно она нападала на контракторов, просто потому, что девушке нечем было развеять свою скуку. – Но раз уж ты мой единственный зритель – я тебя прощаю.
Эванс разглядывала столь внезапно появившегося незнакомца буквально с ног до головы. Не оценивая, скорее запоминая. С первого взгляда он такой же, как и на язык. Волосы растрёпаны, несколько злой взгляд, а поза аля « я пришёл разбираться».
Хелен спрыгнула со сцены и неспешными лёгкими шагами направилась к парнишке. Она совсем никуда не торопилась, предпочитая растянуть момент. Девушка просто обожала новые знакомства. Что вы, это же до жути увлекает! Никогда не знаешь, кого ты встретишь на этот раз. Хотя довольно часто после подобных встреч Эванс испытывала разочарование, ведь все контракторы реагировали примерно одинокого. Ничего тебе интересного. Сначала мнят себя безумно значимыми, а потом, поняв что натолкнулись на настоящего безумца начинают расширять глаза, кто-то в страхе, кто-то в удивлении. Иногда столь однообразный поворот событий начинает раздражать. Ты начинаешь придумывать что-то новое, чтобы развлечь себя, но через некоторое время и это надоедает.
Шаг, затем ещё один. Расстояние сокращается. Этот столь завораживающий момент, когда ты ещё не знаешь, что произойдёт. Вроде бы сильных надежд не возлагаешь, но в тоже время ещё не разочарован. Что же, раз этот парника сам пришёл к ней, пускай и не удивляется.
- Ну же, я жду твоего имени. Или погоди, сейчас ты скажешь что-то вроде « я не собираюсь представляться кому-то вроде тебя», да? Как жаль ~ - девушка поднесла пальчик к левому кончику губ и чуть недовольно надула щёки. Контракторы, пережившие в своей жизни большое горе каждый раз винили во всём организацию, что так жестоко обманула их. Да только ведь, в этом мире вообще мало кому можно верить.
Подойдя к альбиносу, девушка легко обошла его вокруг, осмотрев и с затылка тоже. Он показался ей довольно необычным. Правда вот сидя на сцене, она не предполагала что он окажется настолько выше её, по крайней мере оттуда он не казался ей высоким.
- Эй, идём со мной! Я покажу тебе ещё кое-что! – Хел даже была благодарна этому человеку, в данный момент, по крайней мере. Тишина ведь отступила. Тишина что так пугающе действовала на неё пару минут назад. Она попыталась взять его за руки, хотела повести за собой обратно к сцене, однако это не удалось. Парень нервно откинул руки назад, явно не желая, чтобы она прикасалась к нему. Это удивило блондинку, не типичная такая реакция. – Ой какой недотрога. – немного даже растеряно проговорила Хелен. Однако этот незнакомец заинтересовал её, захотелось узнать, что же будет дальше, чем закончится её сегодняшнее знакомство. Знаете, это ведь до жути интересно. Эванс нравилось играть, она по жизни этим и занималась. И эта игра всегда будоражила рассудок, однако вот её исход обычно оказывался не таким уж и интересным, как казалось на первый взгляд. А что же будет в этот раз?
- Ну неужели ты не хочешь пойти со мной? Я бы рассказала тебе историю одной девушки, она была нема. И нет, она не была русалкой! Представляешь что это, когда не можешь сказать ни слова? Неужели тебе не интересно? – блондинка всё продолжала и продолжала уговаривать парнишку со всей эмоциональностью, что только могла ему передать.
Эванс попыталась снова приблизиться к альбиносу, но вышло тоже самое, что и в первый раз. Однако девушка была не из тех, кто сдаётся так просто. – Так холодно, наверное, всегда быть в одиночестве, да? - её лицо снова озарила хитрая такая ухмылка. Хел хоть и была обезумевшим контрактором, но довольно многое понимала. Ей хотелось увидеть реакцию альбиноса, его эмоции. В запасе у неё ещё была припасена парочка ходов, которыми она, скорее всего, обязательно воспользуется.

0

5

Какая, однако, любопытная мадам попалась. Аллан, честно говоря, на разговор настроен не был, и все что он хотел - это остаться в одиночестве и уснуть. В этом случае блондиночка была надоедливым препятствием, потом что, стоило ей только открыть рот, как начала говорить без умолку. Сколько палитры чувств, эмоций и букв вылилось за пять минут, только пять минут их диалога! Переходим из крайности в крайность, в ответ на одно слова множество букв и нескончаемый диалог – кроме как, осознававшие "ээ" и "ты мне даже слова вставить не даешь" ничего больше не было. Нежели она так редко видит людей, что выплескивает такой сгусток энергии, или же альбинос понравился ей, из-за чего она показывает эту проклятую симпатию, как нож? Слова могут изменить что-то.
А она все улыбается. Странная.
Она называет его "своим зрителем", и спрыгивает со сцены, в это время в воздухе звучит короткий смешок.
- Не обольщайся, деточка. Я пришел сюда не на тебя пялиться, - лесть себе, дело полезное, но стоило бы ей немного закатать губу - Флёр не подойдет на роль слушателя. По крайней мере, ее. Уж слишком много черной прессы в нем.
Она направляется к нему, немного приплясывая и весело улыбаясь, будто на своей волне и напевая себе под нос что-то. Она показалась ему даже немного грустной, не смотря на то, что практически с самого начала на лице ее улыбка. Как будто инопланетянин, который огорчен тем, что его не понимают странные жалкие люди, окружающие ее, поэтому он печален, но имеет несокрушимое желание что-либо им сделать. Пакость удалась.
Слишком густая фантазия на счет первого знакомства. Первого мнения. Слишком закручено.
Это ведь просто контрактор?
- Ну же, я жду твоего имени. Или погоди, сейчас ты скажешь что-то вроде « я не собираюсь представляться кому-то вроде тебя», да? Как жаль ~
Очередной раз Аллан убеждается в том, что, следует девушке дать минуту времени, и она сама ответит на свой вопрос. Пусть немного не так, как нужно, но хотя бы недалеко от истины. Кажется, эта игра называется "горячо, холодно"? Когда участник догадывается, ведущий говорит ему "Теплее. Теплее", и этот уровень теплоты повышается до тех пор, пока он не дойдет до нужной цели.
- Зачем тебе мое имя? Ведь в скором времени ты все-равно забудешь его.
Блондинка начала ходить вокруг него, осматривая, как товар в магазине - никогда еще не чувствовал себя бездушным существом. Когда она проходила мимо в воздухе, словно кедровая пыль.
- Эй, идём со мной! Я покажу тебе ещё кое-что!
Предвзятый взгляд приказывает идти с ней, но, - разве мама не говорила тебе, что нельзя доверять незнакомцам?
В ответ на его фразу, девушка лишь повернула свое тело в анфесовое положение, смотря на парня, и протягивая ему свою руку.
Хочет прикоснуться. Своими хрупкими пальцами к его руке. Аллан вздрагивает, нервно сглатывает - странное чувства, то ли гадкого страха, то ли еще чего. Резко отдергивает руку от блондинки и отходит от нее на шаг, начинает злиться. Та немного растеряна и на мгновение замирает на месте. Потом снова улыбается, снова смотрит.
– Ой какой недотрога.
Флёр хмыкнул, и, взяв со скамьи свой рюкзак, отошел от нее еще на шаг.
- Называй, как хочешь, но прикасаться ко мне не смей, - он коснулся той руки, к которой она потянулась - пульс чуть ускорился, а рука все такая же ледяная.
Нужно отстранить от себя. Отстранить, отстранить.
- Не нравишься ты мне. Поэтому и не прикасайся, - он сжал запястье своей же руки на пару секунд, а разжав, опустил по швам. Скажем так.
Она расстроилась и с лицом обиженного ребенка все продолжала рассказывать о чем-то; об истории немой. Но ведь, рассказывать можно и не прикасаясь друг к другу. У альбиноса, по крайней мере, никогда не было необходимости касаться людей и нуждаться в их тепле, даже как-то избегал этого.
Блондинка вновь поддалась вперед и попыталась дотронуться до него, но вновь безуспешно.
- Прекрати, - прикрикнул он на девушку, посмотрев со злостью. Та, вновь натянула на лицо улыбку - все такую же детскую, но по-своему отражающую хищность и некий интерес.
– Так холодно, наверное, всегда быть в одиночестве, да? - удивление промелькнуло на мгновение в глазах - с чего она решила, что он одинок? Близнецам не бывает одиноко - в его случае, по крайней мере, и он порой ищет единение, потому что его не хватает. Может, общения как раз таки не хватает ей? Довольно яркая, как карамель, в столь странном старом месте выглядела немного странно. Промелькнуло непонимание? Аллан мог и ошибаться - он ничего о ней не знает. На лице появилась улыбка, но тут же погасла. Тогда мог бы быть встречный вопрос. Тогда еще можно было спросить, но Аллан почему-то не стал. Да и какое ему дело до чьей-то жизни?
Сегодня бессонница, больные ребра и голова. Рядом незнакомый человек и, как ни крути, одиночество. Но, даже не зная друг друга, начали диалог. Зачем только эти лишние нити связей?
На мгновение почувствовался сладкий запах золотистых волос, находившихся не так далеко - приятный аромат духов, но не подпускающий к себе, делая какие-то "свои" рамки, словно огораживаясь, и только передавая письма через ограду, общаясь.
Аллен озадаченно посмотрел на девушку.
- В чем дело? - сложив руки на груди, проговорил он, - чего ты ко мне привязалась?
Немного привередливо, как будто бы избалованный ребенок, Флёр решил для себя - он не будет отвечать на ее вопросы, они его не касаются, он просто ищет тихое место, где можно поспать. А то, что он знает - касается только его. Судьбы сейчас соприкоснулись, но не следовало их переплетать и связывать - так считал Аллан. Ему не нужны были лишние знакомые в мире мертвых.
Альбинос обошел лавочку и направился к сцене, запрыгнув на нее и усаживаясь по удобнее.
- Я далеко не самый лучший собеседник, так что нечего тебе со мной разговаривать.

0

6

Не нравишься, не прикасайся. Как будто она какая-то лягушка болотная, противная и склизкая. Нет, Хел конечно же понимала что у людей свои вкусы, убеждения и так далее по списку, однако сейчас, говоря эти слова, парнишка напомнил ей обиженного маленького мальчишку, которого обидела девочка младше его самого года так на три. Дети в раннем возрасте ведь обидчивы и часто любят говорить «поэтому». Как и альбинос несколько секунд назад.
Хелен не убирает с лица улыбки, хотя знает, что вряд ли дождётся чего-то в ответ. Ну и ладно, ей не в первый раз.
- Думаешь, забуду? – Эванс тихонечко хихикнула, однако возражать ему ничего не стала. Она не будет уговаривать и упрашивать, в конце концов, это дело каждого. Хелен же была убеждена в том, что сегодня ей попался на редкость удивительный человек. Необычность – это ведь так здорово, это завораживает, это даже притягивает. Взять к примеру других заблудших душ, которых встречала Хел. Все они были безумны, но у каждого было своё, особенное, и никем неповторимое безумие. С обычными контракторами было скучнее, редко когда попадались интересные люди. – Моё имя – Хелен. Что, уже забыл? Или должно пройти какое-то определённое количество времени?
Эванс лёгкими шагами отошла от него, дабы пока что не разгорячить итак уже сложившуюся агрессию в свою сторону. Хоть он и молчал, старался не показывать виду, это чувствовалось. А Хелен была до жути жадна до человеческих эмоций. Люди ведь так забавно реагируют на всё. Если им что-то не нравится, да и наоборот. Пока же она выжидала, выжила подходящего момента.
- чего ты ко мне привязалась?
Интересно чего привязалась, да? Не просто же так он это спрашивает. Строит из себя молчаливого недотрогу а на самом деле что-то же его задевает. – Чегоо? Может ты понравился мне, нельзя что ли? Я вот тебе не нравлюсь, а ты мне – да. – блондиночка запрыгнула на одну из скамеек и начала перешагивать с одной на другую, неспеша так, легко, затем ещё и ещё, а после всего вернулась на прежнее место, однако парнишка уже прошёл к сцене и сел на неё.
- Я далеко не самый лучший собеседник, так что нечего тебе со мной разговаривать.
Это предложение девушка упорно проигнорировала, сочтя не таким уж значимым для себя. Указывать ей он будет потом, не сейчас уж явно. Как будто это она пришла и помешала ему ковыряться в собственных мыслях? Раз пришёл сам нечего теперь отступать назад.
Блондинка поднялась на сцену и теперь стояла позади парнишки, прохаживаясь туда-сюда. Некоторое время она молчала. Однако чтобы заговорить Хел не нужно было особенного приглашения. Достаточно было уже просто того, что кто-то сидел рядом и волей-неволей, слушал её. Хотя иногда и слушателя было не нужно, сегодняшнее поведение Эванс до появления альбиноса тому доказательство.
- Она была жертвой эксперимента, девушка с ангельскими крыльями и светлыми волосами. Кое-кто спас её, ему было суждено это. – иногда Хелен останавливалась, формулируя предложения у себя в голове, пытаясь собрать всё в ясную картину так, чтобы это было по максимуму понятно. – Тот человек и не думал спасать её, однако что-то изменило его решение, что-то внутри, что-то большее, чем смысл и здравая логика. И она стала первой, кому он поверил. – неслышными шагами девушка приблизилась к альбиносу, стоя прямо у него за спиной. Ей всё было простительно, она ведь заблудшая душа, а на них уже давно никто не обижается. – Только представь, доверился немой девушке.
Она подождала ещё некоторое время, а потом тихо опустилась на колени позади парнишки. Было до жути интересно, почему он так боится чужих прикосновений. Или это только на неё распространяется?  Хелен крепко обняла его спины, прижимаясь близко-близко, так чтобы ему не сразу удалось, даже при большом желании, оттолкнуть её от себя. – Чувствуешь? Чувствуешь это тепло? – блондинка довольно улыбалась, в конце концов, ей ведь удалось достигнуть своей цели. Как ни крути – лучший вариант из возможных. – Думаешь, что способность согревать сердцем и чувствовать это тепло от другого человека  даны не каждому? Думаешь один такой во всём мире, герой? – откуда Хел сделала эти выводы лучше не спрашивать, но она могла вести себя так , как хотела. Это был огромный плюс. Могла делать и говорить всё то, что ей хочется. Произносила слова тихо, почти даже шептала их на ухо альбиносу, однако чётко, так чтобы парень расслышал всё.  Хелен чувствовала дрожь его тела на себе, от этого было ещё увлекательнее. – Не нужно так, ты же видишь, что всё в порядке. - девушка уже самой себе не удивлялась, это было делом бесполезным. Она всегда следовала интуиции, чувствам и никогда не надеялась на разум. Разум ведь такая вещь, слушая его постоянно можно упустить кучу важных вещей, а Хелен уже достаточно успела этого при жизни.

0

7

Так и начался разговор… точнее, говорила эта Хелен. Если на то пошло, тараторила. Она все говорила, говорила, говорила…
- Что, уже забыл? Или должно пройти какое-то определённое количество времени? – отходя, проговорила она.
- Именно так, - потянувшись, ответил ей парень, и, издав какой-то странный звук, олицетворявший, видимо, удовольствие от потягушек.
Следующие события не слишком отличались от предыдущих – блондинка продолжала говорить, неподалеку расхаживая от Аллана. Проигнорировала его слова, и даже не заострила внимание на том, что ему все равно на ее рассказы, хотя, признать честно, она ненароком завлекла его в гущу событий.
Было суждено спасти? А так ли это? В нашем мире случаются случайности, и правда эта настолько очевидна, как и очевидно то, что по венам парня бежит кровь. Болела голова, немного ныли ребра. Альбинос ухмыльнулся – у него не было веры в любовь. Может, потому что сам никогда не любил, поэтому понятия не имеет, что такое «любовь», и, может, поэтому считает, что это просто искусственное недолговечное счастье, которому суждено вскоре закончиться. По теории, любовь длиться три года, так? А потом, видимо, наступает серость, обыденность, привычка.
Как можно понять, любишь ли ты человека? Может, такие же чувства ты испытываешь к другу? Любовь можно заменить разными словами. Привязанность, к примеру. Эйфория. Радость. Много другого, что уж перечислять. Но, как не назови, от одного толкования в словаре не станет легче – не поймешь, пока не испытаешь. А в свои 19, Авель до сих пор не знал точного толкования этого слова. Наверное, по этой же причине, он не любит, когда люди говорят ему «я люблю тебя». Ведь они врут! А он ненавидит вранье.
Минутой позже, отчетливо послышались шаги за спиной, приближающиеся все ближе и ближе.
- Что ты…
Он почувствовал, как что-то теплое прильнуло со спины, крепко прижимаясь, а руки блондинки касаются тела, крепко сжимая ладони.
– Чувствуешь? Чувствуешь это тепло?
Какая же это ужасная слабость – боязнь чужого прикосновение. Тело как будто наливается свинцом и перехватывает доступ кислорода, а ноги, словно не могут двигаться.
Она, казалось, шептала на ухо что-то невнятное и не понятное, все слова как будто сливались воедино, а мозг не давал точную информацию значения ее слов.
- Чтоб я сдох! – только и смог выпалить парень на одном дыхании, тяжело дыша. Тело, как будто, само по себе начало вздрагивать, будто от холода, а он не знал, как унять эту дрожь. В это момент, однако, она стала понятна, как открытая книга, которая не нуждается в дополнительных комментариях. Которая пыталась успокоить, а ее дыхание чувствовалось где-то в районе правого хрящика.
– Не нужно так, ты же видишь, что всё в порядке, -- спокойно проговаривала она, прикасаясь к белым волосам, но что-то спокойствия от этого не прибавилось.
- Да пошла ты на хер! – он резко повернулся, и хотел оттолкнуть блондинку от себя. Хотел, но… не можем же мы жить без «но», верно?
Рука неудачно скользнула по сцене, и Аллен, не рассчитав такого поворота событий, упал на пол, повалив Хелен на себя, ударившись головой. Хотя лучше бы, как он посчитал, от такого удара он вырубился. Но, чего нет, того нет.
Золотистые волосы Хелен падают альбиносу на плечи, спадают на лицо, чувствуется запах ее духов, а голубые глаза настолько близко, что можно было рассмотреть узор на радужке.
- Простой речи не понимаешь? Слезь с меня, ненормальная! –он попытался столкнуть с себя блондинку, но та довольно крепко вцепилась своими ручонками за его спину, -оставь меня в покое, ты бесишь!
Где-то подсознательно он понимал, что пришло время драпать отсюда (причем, ни один бы мускулистый качек с поясом по боксу не напугал бы его так, как какая-то миниатюрная блондиночка), но, из-за испуга людям сложно сразу придумать что-то стоящее, поэтому, стоило сначала успокоиться. Аллан слышал свое сердцебиение. Слышал ее сердцебиение.
- Я боюсь чужих прикосновений, пожалуйста, уйди, - выпалил он, закрыв глаза. Понемногу, вроде, дрожь уже начала спадать, а дыхание стало не таким учащенным, но все равно чувствовалось какое-то напряжение, словно желудок сжимается, а кровь на мгновение перестала функционировать. Кто-то рядом, а тем более, девушка, так близко, беспредел!  Он мысленно старался себя успокоить, старался думать о чем-нибудь другом; о физике, книгах, небе, порталах, доме, формулах, да о чем угодно, лишь бы отвлечься.
Казалось бы, случайная встреча, вот и, пожалуйста, наглядный пример случайности. Или, она скажет, что этому тоже было суждено случиться?

0

8

Человеческое тепло невозможно ничем заменить. Если кто-то рядом с тобой, кто-то дарит его тебе за просто так, не требуя чего-то взамен, это же прекрасно. Хелен чувствовала как дрожит парнишка, он словно боялся. Она не могла понять почему, что его так пугает? Она вроде бы не страшный и здоровый бугай. Девушка могла бы понять, если бы Аллан смущался, но ведь этого не было. Парнишка именно боялся. Или может быть злился? Хотя, скорее всего обе этих эмоции смешались сейчас в нём. Признаться честно, блондинка не ожидала такой реакции. Она же вроде бы не делала ничего такого, просто обняла его. Но такое необычное проявление эмоций даже нравилось ей.
Эванс постаралась немного ослабить объятия, постаралась сделать их более мягкими. Он был до жути непонятен Хелен. Он был другой. Интересно чем же была вызвана такая реакция? Хотелось бы узнать. Но, так или иначе, что было, то было. Девушке хотелось успокоить его, хотелось показать, что ничего ужасного в этом нет. Только вот альбинос, похоже, всячески был против этого.
- Да пошла ты на хер!
Парнишка хотел оттолкнуть её. Хотел, но видимо из-за того что сильно нервничал, результат вышел совсем не в его пользу. Эванс искренне старалась понять его. Но в голове совершенно не укладывалось. Может быть, она уже настолько долго являлась заблудшей душой, раз перестала понимать людей?  Ну и ладно. Даже если так. Ей-то бояться было нечего. Её всё устраивало. Только вот слать Хел парнишке не следовало. Как будто он первый, кто говорит ей подобные слова? Эванс любила задавать вопросы, но никто не любил ей на них отвечать. Все предпочитали отмахиваться, посылать. Это выводило из себя. Но в этот раз девушка просто предпочла пропустить эту фразу мимо ушей. Он мог сейчас говорить что угодно, но главным было то, что блондинка была рядом.
Хелен нависла над парнишкой, всё так же крепко обнимая его. Теперь девушка могла видеть глаза альбиноса. Такие яркие, но в данный момент, словно очень напуганные. Флёр будто бы искал куда спрятать взгляд, потому что девушка своего не отводила. Она смотрела прямо и улыбалась кончиками губ. Аллан сам виноват, что попал в такую вот ситуацию. Блондиночке это было только на руку.
- Простой речи не понимаешь? Слезь с меня, ненормальная!
Девушка рассмеялась. Ненормальная, верно. Но в этом её большой плюс. Ей не нужно было искать объяснений для чего бы то ни было, все её выходки списывали на безумие. Верно. Таких ещё психами называют.
- Я боюсь чужих прикосновений, пожалуйста, уйди.
Голос альбиноса заметно изменился. Флёр был таким беззащитным сейчас. Парень на голову её выше теперь напоминал испуганного ребёнка, у которого больше не было сил кричать или плакать. Хотелось успокоить его. Показать, хотя бы как-нибудь, что всё хорошо, что ему не нужно переживать. Но могла ли?
Хелен пробегается пальчиками по руке парнишки, а дойдя до ладони, переплетает его пальцы со своими. Её движения нежные и аккуратные. – Не нужно бояться. Я же не делаю тебе ничего плохого.
Со стороны, наверное, Хел сейчас казалась эдакой коварной соблазнительницей, аля « и в тёмный лес ягнёнка поволок». Только вот у девушки в голове было совсем другое. До этого случая она вообще не позволяла себе подобных действий, хотя по сути своей была безумна и могла делать вообще что угодно. Этот парнишка был необычный. Такой холодный. А потому хотелось подарить ему хоть немножечко тепла.
Альбинос закрыл глаза, явно для того, чтобы не смотреть на неё. – Ну неужели я так сильно тебе неприятна? Эванс тихонечко вздохнула, однако секунду спустя снова улыбнулась.
Знаете, в том, что ты безумец есть огромные плюсы. Ты можешь быть уверен, что даже если сделаешь что-то, никто потом не спросит «в своём ли ты уме?». Поэтому можно было не задумываться. Можно было следовать своим эмоциям и чувствам. И не придавать значения многим обстоятельствам. Хелен наклонилась к губам парнишки и с нежностью прильнула к ним, целуя. Затем отстранилась, осторожно проведя пальцами по белоснежным волосам. – Не глаза тебе нужно было прятать. Маленькие ладошки Хел накрыли губы альбиноса на пару секунд. Затем девушка аккуратно слезла с Флёра и встала на ноги.
На какое-то мгновение в глазах блондинки мелькнула грусть. Она вообще очень редко грустила, да и разум, уже привыкший к вечному безумию, редко пропускал подобные эмоции. Постоянные мысли об одиночестве только угнетают, поэтому лучше просто не давать им прохода. Кто по своей сути Хелен? Ведь просто девчонка, заплутавшая в этом мире уже очень давно. А на чувства вроде грусти и печали она уже давно поставила барьер.
Блондинка развернулась и протянула парнишке руку. – Не лежи тут так просто, простудишься. Она ему, конечно же, не объяснит причину своего поведения. Да и себе, собственно, тоже. Просто в нём было что-то особенное. Вряд ли это поддаётся описанию. – Ну чтооо? Ты же сам сказал, что я  ненормальная.
На лице Хел снова заиграла улыбка. Не безумная или злая, а простая такая её улыбка. – Но разве не приятно, чувствовать тепло? – взгляд блондинки сейчас стал какой-то задумчивый. Она будто бы улетела куда-то в свои мысли, но, в то же время, внимательно слушала. Лично Хелен тепла доставалось не много, даже можно сказать ничтожно мало. И это вроде бы не должно было сильно печалить девушку, только всем ведь рано или поздно хочется почувствовать себя нужным. Или этот парнишка какое-то особенное исключение?

0

9

Свернутый текст

Simple Plan – Crazy

Сердце биение медленней.
Спокойно, спокойно. С чего же начать? Мысли не могут собраться в кучу и Аллан не может сосредоточиться, и дать полное описание происходящему. Хелен, наклонившись к нему, сначала руками притронулась к его губам, затем, своими губами. Ежесекундное соприкосновение и согревание - минутой позже, такого уже нет. Она словно шутит, словно экспериментирует. Может, издевается. Однако вопрос "что происходит?" и "что я здесь делаю?" все так же четко рисовались в памяти. Думаю, спрашивать себя, почему, было бы глупо. А у этой блондинки явно не все дома - кто же целует первого встречного?
"Ты в порядке?" -двусмысленный вопрос такой. Самому ответить на него сложно - ведь это спрашивает у самого себя.
Так, так, нужно собраться с мыслями. Ты не опиливался и не сгорел от ее прикосновения. Но, он все же надеялся, что она будет слушать. А она проигнорировала - можно ли это было считать неуважительным? Хотя сейчас это не важно.
Заколдованное время начинает идти потихоньку вперед, а мысли все так же не собрано летают, как мухи.
Но было стыдно, да. В свези своей гордости, Флёр ведь никогда никого не подпускал к себе - и как можно было докатиться до такого, что вдруг первая встречная девчонка обнимает? Черт, черт, черт. А это странное покалывание в груди явно добром в дальнейшем не станет - кто знает, что за значение этого, и есть ли симптом этому? Оттолкнуть и не подпускать, все верно. А это чувство прикосновения, наверное, сожрет Аллана дотла, а он, к сожалению, ведь отнюдь не феникс.
Пора уже закрывать занавес и прекращать весь этот цирк.
Хелен, встав на ноги, протянула ему руку в знак помощи. Она действительно думает, что этим настроела дружеские отношения? Увольте. Это парня только разозлило.
– Ну чтооо? Ты же сам сказал, что я  ненормальная, но разве не приятно, чувствовать тепло?
Крамер ударил ее по протянутой руке, показывая этим, что ему не нужна чужая помощь.
- Знаешь, есть вещи, которых нельзя делать, если тебя об этом попросили. Если тебя раздражает твое одиночество, то найди себе парня, и ко мне не лезь!  - Аллан, встав с пола, подошел к Хелен и ударил ее по щеке.
- Завязывай уже с этим цирком, это было совершенно не смешно. Люди целуются тогда, когда любят друг друга. А я не хочу, чтобы ты меня целовала, потому что ты мне отвратительна. Оставь меня в покое, в конце концов, и проваливай отсюда.
Возможно, это стало контрольным выстрелом. И, возможно, в будущем он еще будет жалеть о том, что просто так сорвался и морально убил, за дальнейшее молчание. А сейчас хотелось просто уехать и забыться, но, не хотелось забывать прошедшие секунды.

0

10

Некоторое время он явно был в шоке. Это вообще не было удивительно, учитывая то, что Хелен вытворила пару минут назад. Если честно в душе Эванс даже волновалась, относительно его реакции. Да, она безумна, и да, по идее вообще не должна переживать по этому поводу. Блондинку , в общем-то и не трясло и не бросало в жар, просто что-то кололо внутри, что-то заставляющее волноваться.
-Если тебя раздражает твое одиночество…
Он что смеётся что ли? Кто он такой, что говорит ей подобные вещи. – Да что тебе вообще, о настоящем одиночестве знать? – может быть сейчас девушка показалась вам слишком самоуверенной, это вполне возможно. Всё-таки Эванс не знала ничего о судьбе этого парнишки, есть вероятность того, что альбинос  пережил куда больше её. Но зато блондинка понимала, что человек, которого действительно тяготит его одиночество, никогда подобным образом не отзовётся об одиночестве другого.
-ко мне не лезь!
Альбинос поднялся на ноги, подошёл к Хелен и дал пощёчину. Удивлена ли была Эванс? Вряд ли. Люди часто подобным образом реагировали на неё. Только в обычной ситуации девушка попыталась бы как-то ответить. Не столь ярко и выражено, но всё же как-нибудь насадить. Это уже было в порядке вещей, но не в этот раз. Стало как-то… Обидно? Можно ли было сказать, что то чувство, что сейчас испытывает Хел – обида? Нет, не оно. Разочарование, да. А может быть расстройство, сложно было сказать. Какое-то странное чувство, непонятное.
- потому что ты мне отвратительна.
- Отвратительна? Яснооо. – сейчас голос девушки стал похож на голос маленькой девочки, которая хитростью пыталась узнать какую-либо интересующую её информацию. А потом она засмеялась, захохотала в голос, как делала это обычно в ситуациях, в которых ничего другого больше и не оставалось. Её безумие всегда рядом с ней, оно – её главное средство защиты. Если подумать, так в её мире на данный момент не было ничего прекраснее его,  безумия. – Да ты такой же, как все они! Ты ничем от них не отличаешься! – лицо блондинки озарила широкая улыбка. Она не была доброй, не настоящая улыбка, но столь обожаемая её хозяйкой.  Эванс в ту же секунду сделала большой шаг назад, отдаляясь от парнишки на приличное расстояние. Обычно интуиция не подводила Эванс, однако этот случай показал обратное. Было как-то даже немного тошно от сложившийся ситуации. Так жаль, что альбинос не понял её.  Хел не хотелось тут находиться больше ни минуты. Довольно на сегодня.
Блондиночка развернулась к парнишке спиной и поспешила спрыгнуть со сцены.– Ты не жди спасительного чудааа…  - она напевала себе под нос какую-то тихую мелодию.  Затем,  всё теми же лёгкими движениями, перепрыгивая со скамейки на скамейку, отправилась восвояси.

0


Вы здесь » Return Remembrance » Флеш » открываю, безумная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC